НОВОСТИ ФУТБОЛА | СТАТЬИ | ОБЗОРЫ | ВИДЕО | РЕЗУЛЬТАТЫ LIVE | КОНТАКТЫ | КОТИРОВКИ
    

###Андрей Несмачный: "Что сейчас девушкам надо? Чтобы у мужчины был не тот пресс, что животом зовется, а тот пресс, который в кармане" ###

Как быстро летит футбольное время! Казалось, еще вчера мы радовались появлению в составе киевского "Динамо" трудолюбивого, самоотверженного новичка Андрея Несмачного (в июне 98-го он дебютировал в составе команды против донецкого "Металлурга", а в феврале 2000-го впервые сыграл в Лиге чемпионов в матче с норвежским "Русенборгом"). Сегодня Несмачный - один из самых опытных игроков клуба, заслуженный мастер спорта.

Он участвовал в чемпионате мира в Германии-2006, и во всех пяти играх, проведенных сборной, был незаменим. Претензий к нему не было ни у тренеров, ни у болельщиков. В этом году Несмачный едва не попал в английский "Блэкберн". Вот какую характеристику дал ему главный тренер этого клуба Марк Хьюз: "Я следил за его выступлениями в международных матчах. Он умный и думающий защитник, прекрасно читает игру. Первое впечатление о нем очень приятное: спокойный, уверенный человек".

К счастью, трансфер по ряду причин не состоялся. Я говорю "к счастью", потому что 28-летний защитник, на мой взгляд, еще не сказал решающего слова в киевском клубе. Сейчас нашему легендарному "Динамо", может быть, как никогда, нужны игроки, свято чтящие его традиции, в ком еще не угас дух победителей, привитый клубу Валерием Лобановским. Несмотря на временные спады и травмы, именно таким всегда был и остается защитник Андрей Несмачный.

- Андрей, киевскому "Динамо" ты можешь быть полезным еще не один сезон. Почему речь зашла о переходе?

- Играя на чемпионате мира, мы прекрасно понимали: если выступим хорошо, поступят какие-то предложения от зарубежных клубов. Президент "Динамо" Игорь Михайлович Суркис всегда говорил, что не будет возражать, если у кого-то из игроков появится возможность попробовать себя в более сильном чемпионате. Такое предложение в конце прошлого года пришло от клуба английской Премьер-лиги "Блэкберн". Игорь Михайлович спросил: "Ты хочешь?". Я ответил: "Хочу!". Поэтому стали вести переговоры.

- Твое быстрое "хочу" не было обусловлено тем, что после чемпионата мира тебе стали реже доверять место в основном составе?

- Это немножко свою роль сыграло. Потому что есть самооценка. Специалисты говорили, что я довольно неплохо выглядел на чемпионате мира, показал нормальную игру. И я считал, что у меня не будет проблем в киевском "Динамо". Поэтому я подумал, что если Каддури, моего конкурента на место левого защитника, ставят больше, то нет смысла меня дальше держать. Но если говорить откровенно, я сейчас не прогрессирую. Все причины надо искать в себе. Значит, мне надо еще упорнее работать над собой. Я ни на кого обиды не держу: тренеру виднее, кого ставить.

Конечно, хотелось бы до конца доиграть в клубе, который сделал меня профессионалом, дал все, что только можно дать футболисту. Но я был убежден, что если на данный момент сменю обстановку, это пойдет мне на пользу.

- Как говорят, пропала мотивация...

- Именно так. Все-таки столько лет одно и то же, изо дня в день. Нужны новые ощущения.

- Что у тебя получилось с англичанами?

- В середине декабря я прилетел в медицинский центр "Блэкберна". Главный тренер Марк Хьюз сказал: "Надо посмотреть, подходит ли тебе наша команда. Как ты будешь чувствовать себя в новом коллективе?". Я говорю: "Хорошо, никаких проблем".

Познакомили с тренировочным процессом, я даже пару раз в нем поучаствовал. Потом был медосмотр. Меня крутили, вертели, провели мышечное тестирование. И сообщили, что я прошел медосмотр на 100 процентов. А это значит, что контракт должен быть подписан.

Ждем ответа. А его все нет и нет. Потом в интернете появляется информация, что они купили другого защитника. И вскоре нам сообщают: так, мол, и так, Андрей - хороший игрок, но трансфер не состоялся, приносим свои извинения.

- Для тебя это стало психологическим ударом?

- Я был готов и к такому повороту событий. Меня заранее все поздравляли, а я говорил: "Это еще вилами по воде писано". Так и вышло. Зла на англичан нет. Они вправе выбирать, кто им больше подходит.

- Тебе понравились ребята из "Блэкберна"? Как общался с ними?

- Приняли меня нормально. Зураб Хизанишвили, игрок сборной Грузии, по-русски хорошо понимает. Норвежец Педерсен тоже может выдать: "Ошень караше!". А Бенедикт Маккарти из ЮАР изучил русские маты, играя вместе с россиянином Александром Мостовым за испанскую "Сельту". Так что общий язык найти можно было.

- А в киевском "Динамо" иностранцы тоже освоили матерный язык?

- Это первое, что они вообще улавливают, когда приезжают к нам. С этого начинается у них изучение русского языка. "Пошел на..!", "К такой-то матери!", "К е... матери!"... Потом уже запоминают и другие слова.

- Что ты думаешь о легионерах, с которыми играешь?

- Чувствуется, что многие из них просто зарабатывают большие деньги. И проигрыши, даже с крупным счетом, их особенно не волнуют. Им здесь не жить, с людьми не общаться. С таким отношением невозможно достичь высоких результатов. Валерий Васильевич Лобановский всегда говорил, что на первое место прежде всего нужно ставить честь клуба. Понятно, без финансов сейчас никуда не деться, жизнь очень дорогая. Но не должно быть так, чтобы они заслоняли главное.

- Правда, что тебя приглашали в московский "Спартак"?

- Это в 91-м было, когда я еще учился в средней школе. Наша команда из крымского поселка Вилино поехала на турнир в Москву. Там мы играли с юношами из московского "Динамо", еще с кем-то, уже не помню. Меня признали лучшим игроком. И тренеры московского "Спартака" мной заинтересовались, хотели, чтобы я занимался в их футбольной школе. Но мои наставники были категорически против: "Нет, нет, нет! Да вы что? Ему всего 12 лет!". В общем, неизвестно, как бы сложилась моя футбольная судьба, если бы я тогда остался в Москве.

- Думаю, что ты и там не пропал бы...

- Все, что ни делается, к лучшему. Через два года к нам домой приехали тренеры, чтобы забрать меня в Крымское училище олимпийского резерва. Мама: "Нет, нет, нет!". Папа: "Нет, нет, нет!". Полдня их уговаривали. В конце концов, мать сказала: "Спросим у сына. Последнее слово за ним". И ко мне: "Хочешь?". - "Да!".

А когда оканчивал 11 класс, меня пригласили в юношескую сборную Украины, которую тренировал Виктор Кащей. Он рекомендовал меня селекционерам киевского "Динамо": "Обратите внимание на Несмачного. Хороший пацан, из него будет толк".

Приехал на сборы в Киев, и на первой же тренировке получил травму. Колено опухло, я не мог бегать - мениск. Подумал: "Все! Конец! Отправят домой". Мне говорят: "Мы готовы подписать с тобой контракт. После этого сделаем тебе операцию". Я, конечно, согласился. Вскоре меня положили на операционный стол, связали, чтобы не дергался, сделали общий наркоз. Восстановившись после операции, я стал играть в "Динамо-3", а затем в "Динамо-2". В ноябре 97-го забил первый свой гол в составе "Динамо-2".

Как раз в это время вернулся в "Динамо" Валерий Лобановский. Он всегда присутствовал на играх второй команды, просматривал молодежь. И постепенно подпускал ее к основному составу.

- Вот ты на поле и знаешь, что за тобой наблюдает великий тренер. Наверное, из кожи вон лез?

- Перед игрой коленки тряслись. Потому что понимал: это шанс себя проявить. Но когда начинался матч, отключался от переживаний и полностью отдавался футболу. Тренеры нам говорили: "Выходите на поле и делайте то, что умеете. Не надо что-то сверхъестественное придумывать, что-то выкручивать, чтобы произвести впечатление. Потому что в большинстве случаев ничего из этого не выйдет".

- Лобановский внушал страх молодым игрокам?

- Если и было что-то подобное, то в процессе первого же разговора с ним это проходило. Ты сразу видел, что перед тобой очень хороший психолог, который говорит с тобой добродушно, с пониманием.

Я такой, что, даже если у меня какие-то неприятности, никогда не приду к тренеру жаловаться. Но он видел каждого игрока насквозь, сам вызывал к себе. Однажды и меня пригласил: "Андрей, так и так, я прекрасно понимаю, что у тебя сейчас спад в игре. Может, у тебя проблемы с родителями? Ты молодой человек, наверняка встречаешься с девушкой. Не тут ли сложности?".

Расспросит до малейших нюансов, даст совет. И знаете, такие разговоры помогали. Я тогда вышел от него воодушевленный, и у меня все опять пошло в гору.

- Валерий Васильевич был скуп на похвалу?

- Да, он не говорил лестных слов. Считал, что когда игрока хвалишь, он останавливается в своем развитии.

После матча с "Русенборгом", когда я дебютировал в Лиге чемпионов вместе с Георгием Деметрадзе, приятно было слышать, когда говорили: "Вы только посмотрите, как молодой Несмачный влился в коллектив. Как будто всю жизнь в нем играл. Молодец!".

Но не всегда похвала способствует прогрессу в твоей игре. Особенно когда ты молод. Я думаю, Валерий Васильевич правильно поступал. Он говорил, что никому поблажки не будет, надо постоянно над собой работать, чтобы достигнуть чего-то наивысшего.

- Как ты думаешь, почему Валерию Лобановскому и другим тренерам, которые возглавляли в разное время сборную Украины, не удалось добиться такого результата, которого достиг Олег Блохин?

- На этот вопрос трудно ответить. И при других тренерах, когда мы приезжали на сборы, тоже нормально общались. Могу лишь сказать, что такого микроклимата в национальной команде, который создал Олег Блохин и его тренерский штаб, раньше не было.

Обстановка - супер! Ребята всегда в хорошем настроении. Приезжаем со сборов окрыленные, уверенные в своих силах. Уверенность вселил в нас Олег Блохин. Это такой целеустремленный тренер: если обещает что-то сделать, так и будет. Мы действительно почувствовали, что можем выйти в финальный турнир с первого места в отборочной группе. Хотя многие посмеивались, не верили.

- После первого матча на чемпионате мира со сборной Испании, который сборная Украины сокрушительно проиграла со счетом 0:4, пессимисты снова напомнили о себе...

- Да, на нас обрушилось, как снежная лавина: мол, все это было предсказано, сборной на чемпионате мира ничего не светит, поскольку Блохину раньше просто фартило. И если бы не Олег Владимирович, команда рассыпалась бы после этой неудачи.

Мы пережили самый драматичный момент. Сидели, понурив головы. Было огромное разочарование - такого разгрома никто не ожидал. Что-то у нас в той игре не заладилось. Никто не понимал, почему так произошло, что дальше? С такой игрой мы с позором вылетаем.

Олег Блохин собрал нас и говорит: "Ребята, ничего страшного не произошло. Мы в таких турнирах участвуем первый раз, у нас нет опыта. Нам преподнесли хороший урок. Впереди у нас две игры. Давайте соберемся и докажем всем, что мы не мальчики для битья". Все подняли головы, зашумели, загорелись: "Неужели мы не сможем одолеть Саудовскую Аравию и Тунис? Если будем играть коллективом, это в наших силах".

- У тебя в какие-то игровые моменты было ощущение, что есть суперфорварды, которых невозможно удержать?

- Я этого не чувствовал. Думаю, что в большой степени справился со своими обязанностями. Спасибо Олегу Блохину за доверие. Я все делал, чтобы его не подвести. О таком турнире можно было только мечтать. Это было что-то с чем-то...

- Девушки кружили тебе голову?

- Конечно, как любому молодому парню. Я приехал сюда в 17 лет. Привлекала киевская ночная жизнь. Была куча девчонок, со всеми знакомился. Ты только попал в основной состав, а о тебе уже пишут газеты. К тому же совсем другие финансы, возможности.

А что сейчас девушкам надо? Чтобы парень был с деньгами и - больше ничего! В нашем мире для них это самое главное. Чтобы был не тот пресс, что животом зовется, а тот пресс, который в кармане. Конечно, иногда попадаются и порядочные...

- Стойко держался?

- Я прекрасно понимал, что к чему. Никогда ни с кем не завязывал серьезных отношений. Хотя... Была у меня девушка, с которой я прожил три года. А потом мы разбежались, потому что у нас постоянно возникали ссоры, разногласия.

- Из-за чего?

- Она тоже была из простой семьи, как и я. Киевлянка. В какой-то момент я стал хорошо зарабатывать и подарил ей машину. Ей было всего 18 лет... Она резко переменилась, стала высокомерно вести себя со своими подружками. Я ей говорил: "Нельзя так к людям относиться. Отталкивать от себя тех, с кем росла, кто тебя раньше поддерживал. Сегодня у тебя есть достаток, а завтра его может не быть".

Она к моим словам не прислушивалась. Возникали проблемы и на бытовой почве. Я уезжал. Хотелось отдохнуть с ребятами, с подругами. Возвращался, начинались новые выяснения. Кто-то ей что-то говорил про меня, свет ведь не без "добрых" людей. Есть выражение: "Ничто нас так не радует, как неприятности ближнего". Похоже, кому-то было приятно наблюдать, как у нас все рушится, и способствовать этому.

- Ты изменял?

- Если честно, да. Всем нам хотелось погулять в то время, и мне тоже! Поэтому были измены. Но до этого не доходило бы, если бы я любил ее по-настоящему. Через какое-то время понял: это не те отношения с девушкой, которые мне нужны.

- Она тоже изменяла?

- Ну, не знаю. Мне об этом "добрые" люди ничего не говорили.

- Она ведь могла забеременеть и "повязать" тебя?

- Я за этим строго следил. Всегда говорил себе, что к рождению ребенка надо подходить осознанно, быть внутренне готовым. Тогда я не хотел детей.

- Сейчас бывшая подруга напоминает о себе?

- Через полгода после того, как мы расстались, она погибла. Ехала в машине с друзьями... И была печаль, была горечь, что ушел из жизни человек, с которым ты был близок. Все плохое обычно забывается, помнится только хорошее.

- На тот момент, когда ты встретился со своей будущей женой, ты уже созрел для серьезных отношений?

- Да, я нагулялся и пресытился ночной жизнью. Хотелось приезжать домой и - чтобы тебя встречал любимый человек. Чтобы между нами сложились доверительные отношения.

Я был в компании своих друзей. И тут появляется приятель Дениса Онищенко (он тогда тоже играл в киевском "Динамо"), а с ним три девушки. Одну из них - ослепительную блондинку - я сразу приметил и уже не спускал с нее глаз. Несколько раз мы с ней обменялись взглядами. Уже не хотелось уходить домой.

Говорю Денису: "Попроси своего друга, чтобы он у блондинки взял телефончик для меня, если она не будет против". Блондинку звали Оля. Друг Дениса подошел к ней, передал мою просьбу. Она сказала: "Я не против".

На другой день я набрал номер ее телефона. Мы встретились в ночном клубе. Разговорились, понравились друг другу. Потом после каждой тренировки мы снимали кабинку в ресторане и проводили время в объятиях. К полуночи я ехал домой, чтобы отдыхать, готовиться к тренировкам.

- Ты увидел в Оле девушку, достойную серьезных отношений?

- Поначалу казалось, что это просто очередное увлечение, до серьезности не дойдет. И тут у меня как раз случилась травма. Лежу в больнице доктора Линько. Она мне звонит: "Я к тебе приеду". - "Зачем тебе, - говорю, - быть с больным, когда ты можешь погулять с подругами и лучше провести время? Не надо себя утруждать". - "Все равно приеду!".

Гляжу в окно - идет. Такая красивая! Для меня это было неожиданно. Она все дни, когда я был в больнице, сидела возле меня. Вдруг говорит: "Я люблю тебя и не могу без тебя!". Я опешил: "Не понял. Подожди минуточку. Что значит "Люблю тебя"? Мы с тобой недавно познакомились, и ты мне уже такое говоришь?". А она: "Я говорю то, что чувствую".

И вот тогда я действительно понял, что это серьезно. Я оставался ночевать у нее. Потом она переехала ко мне. К этому времени я построил себе дачу. Мы на лето переехали туда и так привыкли там жить, что не хотелось возвращаться в город. На даче есть и бассейн, и сауна, и бильярд, и дом полностью отапливается.

- Ты рассказал ей о своих прошлых связях?

- Не было смысла что-то скрывать. Она знает всю правду.

- У нее тоже до тебя был кто-то?

- Она ни с кем серьезно не встречалась, ни с кем не жила. И для меня это было вообще... Я не ожидал... Я был в шоке, когда узнал, что такая красивая девочка, 18-летняя киевлянка и при этом чистая и непорочная. Я был в восторге: "Ты правильно себя вела. Умничка!". А она сказала: "Просто я к себе хорошо отношусь. Я не тот человек, чтобы распыляться".

Я уже был готов к рождению ребенка. Сказал об этом Оле. Она согласилась: "Я тоже этого хочу". Мы решили сначала сыграть свадьбу, чтобы не было лишних разговоров, будто она специально забеременела, чтобы я женился.

10 декабря 2005 года мы стали мужем и женой. В феврале приезжаю со сборов. Она меня встречает в аэропорту. Говорит: "У меня для тебя хорошая новость". Я подумал: наверное, какой-то подарок приготовила. Садимся в машину. И тут я слышу: "Андрюша, я беременна". - "Точно?". - "Я купила много тестов, они подтверждают". Я начал кричать: "Yes! Yes! Yes!". Обнимаю ее, целую.

- Кого хотели - мальчика, девочку?

- Оба - девочку. Я в этом был уверен. Стали подбирать ей имя. Предлагаю: "Давай назовем Алиной". Она говорит: "Нет, у меня есть знакомые Алины. Красивое имя - Милана". И когда я разговаривал с животиком, то говорил: "Ой, моя Миланочка". Первое же УЗИ подтвердило, что будет девочка.

Я положил Олю в больницу 25 ноября, мы ждали, что роды будут в конце месяца. И вот уже 1 декабря. Я на заезде. Приходит сообщение от Оли: она идет к косметологу в больнице. Вдруг звонок: "Родила!". - "Не верю, - говорю. - Ты же куда шла?". Она передает трубку врачу. И слышу: "Я вас поздравляю, у вас родилась девочка".

У меня на глазах слезы, эмоции такие, что не передать. Начинаю орать на всю базу. Все: "Что такое?". - "Дочка родилась!". И ничего мне уже не нужно, никакой игры. Жду момента, когда все закончится. Сажусь в машину и мчусь в роддом. А там - малюсенькая дочурка, моя доця! И снова - слезы, эмоции.

- Перед чемпионатом мира женам игроков сборной Украины предложили поучаствовать в фотосессии, чтобы таким образом поддержать команду. Ты не возражал, все-таки твоя жена была беременной?

- Переживаний по этому поводу (типа того, что кто-то сглазит будущего ребенка) не было. А вот на чемпионат мира она не поехала. Для меня и для нее это была бы головная боль. Не стали рисковать.

- Как в клубе восприняли твой несостоявшийся переход в "Блэкберн"?

- Игорь Михайлович сказал: "Ничего страшного, остаешься в киевском "Динамо". Я поехал с командой на сборы. И сразу получил травму. Хорошо, что все обошлось, операция была несложная. Я разговаривал с тренерами. Они объяснили: "Это у тебя из-за перенагрузки. В то время как другие игроки отдыхали, ты готовился к смотринам в "Блэкберне" - тренировался, поддерживал форму. А полноценный отдых для спортсмена очень важен".

Из-за травмы у меня появилась пауза в 20 дней. Нет худа без добра: я целые сутки проводил с дочуркой. Укладывал ее спать, ночью переворачивал, менял памперсы. Во мне проснулось отцовское чувство. Начал понимать, что это не сон.

Когда у спортсмена рождается ребенок, он его почти не видит. Потому что все время на сборах, на соревнованиях. Саша Хацкевич рассказывал, что только тогда осознал, что он отец, когда у него родился второй ребенок.

- Где ты обычно отдыхаешь?

- В теплых странах. Отдыхал с женой и с друзьями в Таиланде, в Доминиканской Республике, на Ямайке, на Бали. Где побывали, туда уже не возвращаемся. В этом году собирались на Мальдивы или на Маврикий.

- Кроме футбола, чем увлекаешься?

- Особенно ничем. Люблю поиграть в боулинг, в бильярд.

- Читал в "Бульваре" интервью с Иваном Яремчуком?

- Да, мне было интересно, как он проиграл все свое состояние. Это, конечно, обидно, но если деньгами не по-умному распоряжаться, можно оказаться в такой же ситуации.

- Футболисты часто играют на деньги?

- В свободное время, когда делать нечего. Кто-то в интернет лазит, кто-то книжки читает или фильмы смотрит, а кто-то рубится в джокер. Когда играешь на деньги, это интереснее.

- Сколько можно проиграть за партию?

- 300-400 долларов. А в течение месяца - 1-2 тысячи.

- Азарт не захватывает?

- По сути, я азартный человек, но не до такой степени, как Ваня Яремчук. Я не хочу легко расставаться с деньгами, которые так тяжело достаются. У меня было пять операций. На сборах, можно сказать, костьми ложишься, с трудом отходишь от тренировок... И после этого бросать деньги на ветер?

- Расскажи какой-нибудь эпизод, который вразумил тебя на всю жизнь?

- Это было в детстве. Один знакомый парень оставил на лавочке возле нашего дома пачку сигарет. И мы с моим другом искусились: "Давай попробуем, что это такое!". Украли одну сигарету. Спрятали ее, как тогда говорили, забычковали, чтобы, когда стемнеет, закурить.

Вечер. Достали сигарету. Каждый сделал по две затяжки. В это время из дома вышли родители подышать свежим воздухом. Мы тоже появились из укрытия. А мать у меня такой чекист, что ее не проведешь. Что-то заподозрила: "Андрюша, чем ты там занимался?". - "Ничем, просто спички жег". - "Что ты говоришь? Иди сюда".

Я на ходу сорвал с орехового дерева листок, начал его судорожно жевать, чтобы убрать запах от курева. Мать говорит: "А ну дыхни". Я: "Уф!" - втянул воздух в себя. "На меня дыхни!". Я дыхнул... Она не сдержалась и сразу же влепила мене две пощечины, да еще под жопу дала: "Ах, ты меня еще обманываешь!". Этих двух материнских пощечин мне оказалось достаточно для того, чтобы ничем больше не искушаться, а полностью посвятить себя футболу.


Топ клубов мира


светодиодная лента LED CRYSTAL, gu10
Топ игроков



Лучшие сборные

© Сайт про Андрея Несмачного - при публикации на вашем сайте наших материалов прямая ссылка обязательна!